Из истории Косторная Большесолдатского района

Из истории Косторная Большесолдатского района

Деревня Косторная расположилась в среднем течении реки Реут – притока Сейма. С востока к нему примыкает хутор Толмачёвка, с северо-запада сёла Мальцево и Любимовка. В далеком прошлом река Реут являлась пограничной рекой между русскими землями и «диким полем». Нашим предкам пришлось вести борьбу с кочевыми племенами печенегов и половцев, топтали нашу землю монголо-татары и другие завоеватели. Именно в те далекие годы на границе между землями русского государства и «диким полем» возникла пограничная застава «Кастро» (название, очевидно, произошло от того, что сторожевые посты заставы жгли костры). Кстати, к такому выводу пришел наш курский земляк Н. М. Дружинин, который поддерживал тесную связь с медвенскими краеведами, в частности, с краеведом-энтузиастом И. Е. Переверзевым. Альманах «Седой Реут», который создавался И. Е. Переверзевым под руководством Н. М. Дружинина, содержит богатейший материал, рассказывающий подробно обо всех событиях бассейновых сел и деревень.

 В «Писцовой книге» Путивльского уезда за 1698 год академиком Дружининым обнаружена схема расположения сторожевых застав, где в среднем течении реки Реут, на ее правом берегу (ныне деревня 2-я Косторная) помечена сторожевая застава «Кастро». Таким образом, деревня Косторная является одним из старейших сёл в бассейне реки Реут, возникшее задолго до упоминания в «Писцовой книге». В конце XIX – начале ХХ века деревня Косторная входила состав Суджанского уезда, в начале 30-х годов – в состав Иванинского района, с 1977 года — в состав Большесолдатского района. В прошлом Косторное было большое и богатое купеческое село. Через него проходил Екатерининский шлях, который впоследствии стал торговым путем, соединяющим Курск с Украиной. В состав Косторнянской волости входило 11 деревень: Косторная, Любимовка, Мальцево, Борщень, Масловка, Житень, Нелидовка, Макова, Тарасово, Самсоново, Белый Колодец.. Косторнянские крестьяне не являлись крепостными. В сравнении с крепостными крестьянами помещиков Толмачёвки и Масловки они находились в более выгодном экономическом положении. После буржуазных реформ 60-70-х годов, последовавших за отменой крепостного права, в Косторной стали сравнительно быстро развиваться капиталистические отношения. В селе строились крупорушки, маслобойки, мельницы. Особенно преуспевал в этом деле купец Гридин, который имел огромный корпус в 4 этажа. Кроме того, купец Гридин занимался лесоторговлей.

В конце XIX века в Косторной появляются земские учреждения. Так, на средства земства в самом начале XX века в Косторной была построена четырехклассная начальная школа и земская больница. В школе обучались в основном дети крестьян. С большой любовью к крестьянским детям относились учителя Е. И. Семеновская (дочь попа) и И. И. Самойлов. В земской больнице работал врач В. М. Дудуканов — уроженец с. Ветрово Рыльского района . В Косторной он создал революционный кружок, в который, кроме косторнянских учителей, входили некоторые революционные служащие Любимовского сахарного завода. Есть достоверные сведения, что группа Дудуканова оказала значительное влияние через прогрессивно настроенных служащих и рабочих завода в проведении забастовки в 1905 году. За революционную деятельность В.М. Дудуканов был арестован и выслан из Косторной. Многие жители д. Косторная вели мелкую торговлю. Бедняки нанимались к купцам Гридиным, Богдановым, Мальцевым, а также к помещикам Чешкиным. 

Февральская буржуазная революция вынудила царя отречься от престола, но народ настоящей воли не получил. После Великой Октябрьской социалистической революции идеи Октября не сразу победили в Суджанском уезде, в т. ч. и в деревне Косторной. И только 17 декабря 1917 года в Косторной была установлена Советская власть. На основании «Декрета о земле» земля переходила в распоряжение земельных волостных комитетов. Весной Косторнянской волземотдел начал раздел земли. В Косторной руководство волостью осуществлял Косторнянский волисполком, созданный в конце декабря 1917 года, который подчинялся Суджанскому уездному исполкому. На местах в волости руководство всеми делами осуществляли сельсоветы. Тогда сельсоветы были почти в каждой деревне, только в Косторнянской волости их насчитывалось одиннадцать: в Косторной, Любимовке, Мальцево, Масловке, Борщне, Житене, Нелидовке, Маково, Тарасово, Самсоново, Белом Колодце (эти четыре последние деревни ныне входят в состав Медвенского района). Это была территория Косторнянской волости. Председателем первого волисполкома был т. Шелотонь А. В. из д. Масловка. При волисполкоме был создан волземотдел (земельная комиссия) под председательством Андрианова Н. В. Первый сельсовет в Косторной был избран в 1918 году. Председателями совета были: 1. 1918-1919 гг. – Евдокимов И.Н. 2. 1919 -1920 гг. – Долженков В. С. 3. 1920-1921 гг. – Евдокимов И. Ф. 4. 1921 – 1922 гг. – Андрианов И. 5. 1922-1923 гг. – Долженков Д. С. Партийная ячейка в Косторной была создана в сентябре 1918 года и входила в состав Косторнянского волостного комитета РКП(б). Волком РКП состоял из партячеек сёл Косторнянской волости. Его секретарем был тов. Солянин Е. Ф.

Для молодой советской власти 1919 год был самым трудным. Как и в других селах, в Косторной собирали хлеб для Красной Армии. Под напором превосходящих сил деникинцев Красная Армия была вынуждена отступать. В начале июля 1919 года, наступая со стороны Суджи, деникинцы вошли в Большесолдатское, а затем и Косторную. Косторнянский волком и волисполком в полном составе были отправлены на станцию Лукашёвка. Колонна красноармейцев с боями отходила из Косторной по дороге, ведущей на Курск. Войдя в Косторную, деникинцы приказали старосте, собрать сход жителей. На этом сходе выступил деникинский офицер, со словами , что советской власти пришёл конец. 

К осени 1919 года положение на фронте изменилось в пользу Красной Армии. В конце ноября в сильно морозную ночь в Косторную с горы со стороны Курска свалилась почти вся дроздовская дивизия деникинцев. Почти в каждой избе деникинцы расселили по 10-15 своих солдат. В первый день отступления  войск из Косторной, многих косторнянцев назначили в подводы везти на своих лошадях на станцию Суджа боеприпасы. Во второй половине ноября в Косторнянскую волость вошла красная армия,  белогвардейцы  Деникина отступили. 

Организация комсомольской ячейки Косторнянской волости относится к весне 1921 года. В мае состоялось заседание волкома РКП . На нем рассмотрен вопрос о создании комсомольской ячейки в волости. В комсомольскую ячейку входили 10 человек. Секретарём её избрали С. Ф. Малинина. Комсомольцы привлекались в помощь к работе парторганизации, они направились в деревни волости в качестве уполномоченных во время хлебозаготовки и других государственных кампаний. При введении НЭП разрешалась свободная торговля хлебом, после выполнения продналога. В этом были заинтересованы крестьяне . С в ведением НЭП крестьяне сами стали засевать большие площади с зерновыми . В Косторной в 1919 году было отобрано несколько зданий для размещения сельсовета и волкома РКП, а в 1921 году эти здания пришлось возвратить прежним хозяевам. Обстановка требовала наведения порядка в землепользовании. Решением волисполкома была образована новая земельная комиссия. Из прежнего состава земельной комиссии были удалены кулаки. Председателем земельной комиссии вновь был избран Андрианов Н.В.. Появилось в Косторной и кредитное общество, но в него вошли главным образом торговцы и другие категории косторнянцев. В 1921 году в Косторной были приняты меры по организации кооперации на селе путём сбора членских взносов в виде пуда хлеба.

В 1925 году в Косторной организуется колхоз, в этот колхоз принимались только те, кто имел в наличии инвентарь и лошадь, т. е. устанавливался пай,  Организатором данного колхоза был выдвинут Андрианов Г. Г. Изъявившими желание вступить в такой «колхоз» в 1930 году были  раскулачины. Об этой затее не сразу узнал волком РКП , а когда узнал, то не дал согласия на организацию такого колхоза. Лишь при помощи волостной партийной организации весной 1926 года в Косторной было организовано ТОЗ (товарищество по совместной обработке земли). Товарищество в первую очередь обобществило рабочий скот и инвентарь. Скотный двор товарищества размещался в усадьбе купца Багданова (затем на этом месте появились производственные постройки Кировского отделения совхоза «Коллективист»).С 1928 года начался быстрый рост колхозов. Наскоро созданные колхозы в сёлах Косторнянской волости к 1929 году ввиду нарушения добровольности вступления в колхоз  стали разваливаться.

В начале 1930 года в Косторную прибыл посланец из Москвы, рабочий коммунист тов. Красов Н. для проведения коллективизации. Он был избран председателем колхоза, а колхоз получил название «Красный куст».  Проводить коллективизацию было сложно, т. к. волость была упразднена, а колхозы находились на территории с/совета. К весне 1930 года на территории сельсовета было образовано пять колхозов: 1. Косторнянский – «Красный куст». Председатель — тов. Красов Н. 2. Толмачёвский – « Коминтерн». Председатель — Геращенко Г. И. 3. Масловский – «Ленинский призыв». Председатель — Андрианов А. В. 4. 1-ая Косторная – имени Кирова. Председатель — Долженков Ф. 5. Хитровский – « Ким». Первый председатель не установлен. Поначалу в организации труда в колхозах имелись крупные недостатки, низка была трудовая дисциплина, но к 1936 году колхозы набрали силу в своём развитии. Одно из первых мест по сельсовету занимал колхоз «Красный куст», насчитывавший около 800 человек трудоспособных. Хороших показателей добивался и колхоз «Коминтерн».

Шло время, колхозы набирали силу, благодаря заботе партии становились большевистскими, а колхозники зажиточными. С болью в сердце встретили жители Косторной сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на СССР. В тот же день в Косторной перед зданием сельсовета состоялся митинг трудящихся. В принятой резолюции выражалась готовность к борьбе с врагом и к самоотверженному труду. В виду того, что Косторная находилась на пересечении двух дорог Курск-Суджа и Лукашёвка — Медвенка, в Косторной при приближении линии фронта был создан истребительный отряд по заданию Иванинского РК ВКП  для выполнения особого задания. В состав отряда входили: Гончаров Н. Д. – командир отряда, Ярощук А. И. – комиссар. В задачу отряда входила возможная борьба с диверсантами, распространителями вредных слухов. Косторнянскому истребительному отряду было дано задание на случай приближения линии фронта сжечь необмолоченные скирды и взорвать мост через реку Реут. В конце сентября 1941г. через Косторную в сторону Медвенки проследовала колонна техники Лукашёвской МТС. Через Косторную на восток гнали скот северо-западных колхозов Иванинского района. Примерно за неделю до занятия Косторной фашистами, по Суджанскому тракту через Косторную начали проходить отступающие войска Красной Армии. Особенно много скапливалось автомашин с грузами в распутицу у подножья горы в д. 2-я Косторная. Тревожное время переживала деревня, со дня на день фашисты могли ворваться в Косторную. В начале ноября 1941 года истребительская группа Н. Д. Бочарова подожгла мост через реку Реут, а 6 ноября гитлеровцы ворвались в Косторную. Сразу же по приходу фашисты заводили крепостнические порядки. Крестьяне должны были отбывать в пользу «новых властей» своеобразную оброчную повинность. Оккупанты широко практиковали всякого рода поборы и налоги. За неповиновение фашисты отбирали у крестьян скот, имущество. Но нашлись у «новой власти» и помощники, помогавшие уничтожать коммунистов и комсомольцев. Это полицай из д. Масловка Лобов Родион, Алешка по кличке «герой».

С 6 ноября 1941 года по 23 февраля 1943 года Косторная находилась в оккупации. Оккупанты нанесли большой ущерб народному хозяйству. Были разрушены постройки колхозов, сельсовета. Сожжены дотла две деревни – 2-я Косторная и Толмачевка. Прежде всего на освобожденной территории были восстановлены партийные и советские органы, общественные организации. Большую помощь колхозам оказывало государство. На основании постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 21 августа 1943 года « О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в регионах, освобожденных от немецкой оккупации» колхозы стали получать скот, семена, а колхозники соль, мыло, спички, керосин, медикаменты. Но в целом обстановка оставалась тяжелой, так как хозяйственные постройки приходилось возводить заново. Особенно трудно было проводить первый весенний сев после освобождения. Колхозникам приходилось пешком ходить в распутицу на станцию Лукашевка на расстояние 25 км за семенным зерном. Пахали землю на коровах колхозников, сеяли и убирали урожай вручную. Но много земель пустовало, только в колхозе «Красный куст» тогда пустовало около 100 га. 9 мая 1945 года наступил долгожданный день – День Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Дорогой ценой досталась нашему народу Победа над фашизмом, в числе 20 миллионов 197 жителей сёл Косторнянского сельсовета отдали жизнь за честь и независимость нашей Родины. А есть такие семьи, где с фронта не вернулись по два и более человек.

После буржуазных реформ, последовавших за отменой крепостного права, в Косторной стали сравнительно быстро развиваться капиталистические отношения. Строились крупорушни, маслобойни, мельницы. Работали на них, кроме наемных рабочих,  сами хозяева и члены их семей.  Купец Гридин   имел огромный кирпичный корпус крупорушни  в четыре этажа, на котором   работали  рабочие по найму. Кроме того, Гридин занимался и лесоторговлей. Все находило сбыт:  в Косторной было до двух десятков лавок. Товар развозили и в ближайшие деревни волости.

Деревне необходимы были грамотные люди. В массе своей  русский народ оставался безграмотным. Экономическое и социальное развитие России во второй половине XIX века требовало определенной культурной среды. Между тем к середине XIX века страна имела чрезвычайно низкий уровень народного образования, грамотные составляли лишь 6% от всего 70-миллионного населения. Поэтому одним из главных вопросов педагогического и общественного движения тех лет стал вопрос создания начальной народной школы. В подготовке проекта реформы начальной школы приняли участие видные педагоги — К. Д. Ушинский, В. И. Водовозов, Д. Д. Семенов.

С середины 60 – ых годов XIX века в России стали открываться земские школы.  Обучение во всех земских школах было бесплатным и длилось три года. Помимо письма, чтения, четырех правил арифметики и закона Божьего здесь преподавали элементарные сведения по географии, истории, природоведению. Передовые земства стремились снабжать школы наиболее современной учебной литературой. Особенной популярностью среди учителей пользовались «Родное слово» и «Детский мир» Ушинского, «Книга для первоначального чтения» Водовозова, «Азбука и уроки чтения» Бунакова, «Наш друг» Корфа. Кроме того, земские школы становятся своеобразными культурными центрами деревни. При них организуются библиотеки, чтение лекций.

По  имеющимся в школьном музее архивным данным за 1915 год в  приходе Мальцевской церкви действовали  школы:  земская,  в селе Мальцево,   в ней обучалось 50 мальчиков и 58 девочек.  В деревне Косторной  в двухклассной школе обучалось  89 мальчиков и 54 девочки.  В  Любимовке при заводе была частная школа, там  обучалось 78 мальчиков и 75 девочек. Общее количество учеников составляло  404 ученика. Дети получали начальное образование, посещали школу с 7/8 лет до 10/11 лет.

Период жизни  школы, начиная с начала тридцатых годов XX  века,  достаточно известен. Это произошло потому, что в  середине восьмидесятых годов, когда создавалась История школы, живыми свидетелями  оставались люди,  рожденные в  первое десятилетие XX века. Без архивных данных можно было установить фамилии учителей, работавших в Косторнянской школе в тот период, когда здание школы было переведено из Первой  Косторной, что за Реутом, в центр деревни Косторной.  Однако остается много  неизвестного  о  периоде жизни школы в революционное и послереволюционное время. И прежде всего, неизвестными остаются фамилии учителей, работавших в школе в это время.  В музее школы имеются материалы воспоминаний старожилов деревни 1915 -1921 г.р., записанные  школьными краеведами. Хотя этих воспоминаний и мало и они скупые, однако старожилы повторяют одно имя учительницы, как запомнили его детьми. Машкина  (Шульгина) Клавдия Васильевна, 1915-2013 гг. Записи 2008-2012 гг.: «Закончила  4 класса Косторнянской школы. Пошла с 8 лет в первый  класс. Школа была в центре Косторной. Училась с 1923 по 1926 гг.  Помнит учителей — Надежду Аркадьевну – дети бежали навстречу, помогали книги нести,   и  Тахтамирову Анну Антоновну. Помнит Вознесенского Василия Матвеевича – видный мужчина… Помнит, директором школы был Репринцев». Надежду Аркадьевну, учителя начальных классов, называла в своих воспоминаниях и Струкова Мария Ильинична, 1923-2014гг., она пошла в первый класс 8 лет,  в 1931 году, директором школы был Репринцев.

В Истории школы годом образования Косторнянской школы назван 1875 год. Однако в Индивидуальной карточке Косторнянской Единой Трудовой школы 1 –ой ступени за 1922 год   есть запись, удостоверяющая, что училище существует с 1897 года. Откуда же тогда взялась дата 1875 год?  Оказывается, 1875 год – это год образования земской Мальцевской школы. Как следует из записи Индивидуальной карточки Мальцевской школы,   сведения за 1922 год, существует училище с 1875 года. Земство открыло школу в Мальцево, рядом с церковью.  И дети из Косторной ходили по-над речкой в Мальцево за два с половиной километра,  ходило детей не так уж много. А в Косторной уже открыли школу позже, в 1897 году,  через двадцать лет, детей стало ходить уже гораздо больше.

Итак, в 1897 году по инициативе земского начальника, богатейшего купца Андрея Гридина и на его средства в деревне Косторной открылась земская    начальная школа.  Расположена она была на берегу реки Реут, в д. 2-я Косторная. В школе обучались в основном крестьянские дети. Отдавала детей в школу и местная знать: купцы Гридины, Бахаревы, Москвичевы, Мальцевы, Иешкины.

Об этой школе вспоминала Долженкова Татьяна Егоровна, 1909-2009 гг., одна из старейших жителей деревни Косторной. В школу Татьяна Егоровна не ходила. Но старую школу помнила. Она стояла прямо фасадом по шляху, вокруг зеленая травка.  С улыбкой Татьяна Григорьевна вспоминала,  как вечером в школе ставили спектакли. «Там малый проворный был, ставил». На  шляху стояла и лавка Евдокима Евдокимовича. Его дочь Дуня, Евдокия Евдокимовна,  как рассказывала Татьяна Егоровна, была учительницей в школе.     

В семье Татьяны Егоровны  было четверо детей, она — старшая. Семья жила без отца, отец рано умер, мать тяжело болела. Маленькая Таня ходила – работала по людям: качала  воду, носила воду  для крашения  шерсти в ковровой, помногу таскала, давали деньги  – 15 – 20 копеек. После революции наделили землю, на семь душ – семь десятин. Чем обрабатывать, как и с кем? Таня полола людям бурак, вязать ходила ячмень около Хлебового  за то, чтобы вспахали.  Две сестры младшие тоже работали, в Тарасовой, нянчили детей (мать  была родом   с Тарасовой), в няньках были.  Татьяна Егоровна, вспоминая, плачет. Помнит, как пришла к сестре, а она не может дать кусок, потому что сама у  чужих живет. Прожили в бедности и сиротстве. Этот эпизод из жизни приведен лишь для того чтобы на  живом примере подтвердить, как тяжело жилось крестьянству, многие дети оставались неграмотными, потому что надо было зарабатывать на жизнь. К 1917 году Россия оставалась страной массовой неграмотности.  Страна подошла к введению всеобщего начального обучения только в 1930 году.  

В материалах Фонда Государственного архива Курской области  в Индивидуальной карточке Косторнянской Единой Трудовой школы  1-ой ступени  Косторнянской  волости Суджанского уезда Курской губернии  за 1923 год имеются следующие статистические данные: «Деревня Косторная – количество жителей – 826 муж., 862 жен. Грамотные 852; 691 неграмотные».

Однако русское крестьянство не было таким уж забитым и бесправным. Интересно привести пример из «Воспоминаний»   Михаила Васильевича Сабашникова, с 1900 года  владельца сахарного завода в селе Любимовка. «Мне очень памятно оживление, царившее на Суджанском уез­дном земском собрании, состоявшемся в конце декабря 1904 г.< > Ко времени земского собра­ния в Суджу съехались земские врачи на врачебный совет и зсмские учителя и учительницы со всего уезда на какое-то совещание. На меня выпала обработка Касторнянского угла уезда, т. к. я должен был ехать прямо с собрания на завод. Живо вспоминается мне этот переезд в сорок пять верст на санях, запряженных гусем, в метель и трескучий мороз. Не успел я отъехать от Суджи версты, как нагнал воз­вращавшуюся домой на несчастной клячонке касторнянскую учи­тельницу. Она только с осени поступила на службу. Молоденькая, хорошенькая и очень бойкая, она в Судже обратила на себя общее внимание своими решительными и остроумными выступ­лениями, и гласные, спрашивавшие меня о ней, как ближайшего ее соседа, с недоверием смеялись, когда я говорил им, что еще не успел познакомиться с соседкой. Теперь при пронзительном ветре и надвигающейся метели пришлось познакомиться. После блистательных успехов в Судже молоденькая барышня, в полу­шубке, укрывшаяся еще попоной, имела вид далеко не бравурный. По первому моему приглашению она скромно пересела в мои сани с меховой полостью… Среди деловых занятий в Любимовке я исполнял принятое на себя поручение по пропаганде мнения большинства ноябрьского совещания и по сбору подписей под ним. С этой целью мы с Н. И. Синькевичем ездили в Касторную к знакомым крестьянам. Они оказались гораздо более ориентированными в вопросе, чем мы ожидали. Читали «Русское слово» или даже «Русские ведомости»; безусловно сочувствовали идее народного представительства; решительно высказывались только за законодательное собрание. Все очень охотно согласились дать свои подписи. Я не заметил, чтобы кто-либо уклонился. Оказались неграмотные. Они просили разрешения вместо фамилии ставить крест. При этом кто-нибудь из присутствовавших  грамотных удостоверял своей подписью, кем поставлен крест».

Земские учителя составили особую категорию русских педагогов. В своей работе такие люди видели выполнение высокого гражданского долга. «…Все отдадим школе, — писал  учитель, — и здоровье, и счастье, и даже саму жизнь. Все перенесем: унижения, оскорбления, голод и холод, но по мере возможности осветим народу жизнь, чтобы увидел он свои беды и нужды в настоящем свете и собственными усилиями выбился из бедности и бесправия, чтобы проникся осознанием собственного человеческого достоинства». 

Становление советской системы образования в  1917-1920   годах было драматичным и противоречивым.  Вскоре после революции началось разрушение существующей системы образования.

30 сентября 1918 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет утвердил Положение о единой трудовой школе РСФСР, которое устанавливало порядок и условия школьной работы.  

В первые годы после гражданской войны (1920-1925) была объявлена кампания по ликвидации неграмотности. Началось восстановление сети учебных заведений. Ликвидация неграмотности разворачивалась в первые годы после Гражданской войны и иностранной военной интервенции. Но особых успехов из-за тяжелейших экономических условий достигнуто не было. Дети и школа оказались жертвами разрухи и голода. Доля просвещения в бюджете, доходившая в 1920 г. до 10 % , в 1922 г. упала до 2-3 % .  С 1921 г. 90% школ были переведены с государственного бюджета на местный, т. е. суще­ствовали за счет местного населения. Из Статистических сведений о школах Суджанского уезда за 1922  год известно, что только Косторнянская школа существовала на государственные средства. Остальные школы в нашей округе – Масловская, Мальцевская, Тарасовская и Хитровская содержались на местные средства. Только во второй половине двадцатых годов школьное образование постепенно стало выходить из глубокого кризиса. 

О том, что школа является одним из приоритетных направлений политики молодого Советского государства, можно судить по архивным материалам за 1919-1924 годы.  Государство требует от школ  подробного  отчета:  сведения о числе учащихся  и технических служащих, подробного описания здания школы и ее нужд;  списки детей от 8 до 11 лет – школьников и не посещающих школу  (дело №67, от 4 июня 1924 г. Статистические сведения). Интересно, что среди перечисляемых учащихся школы мы встретили и фамилию Машкиной Клавдии Васильевны, 1915 г.р. В это время она училась уже в третьем классе.  В  своих воспоминаниях она называет учителей Надежду Аркадьевну и Тахтамирову Анну Антоновну, а  также Вознесенского и Репринцева. Однако в 1924 году в Косторнянской школе, как значится в «Списках школьных работников Суджанского уезда на 20 мая 1924 года», работали только  Псарева Надежда Аркадьевна и  Сенченко (Гридина) Вера Петровна. Тахтамирова Анна Антоновна работала еще заведующей Никольской школой 1 ступени, Вознесенский Василий Матвеевич и его сестра Нина Матвеевна работали в Любимовской школе 2-ой ступени. Конечно, детская память избирательна, и время, время.. Но то, что названы фамилии Вознесенского, Репринцева и Тахтамировой, старейших  и заслуженных учителей нашей школы,  – значимо. Вероятнее всего, они в этот период  и начали работать в нашей школе, т.е. в 1925/1926 годах, а не в начале тридцатых. У нас еще нет документального подтверждения этому. И нам неизвестно, какой статус имела школа в это время?  Семилетняя или начальная, может быть, пятилетняя?

Материалы «Статистических сведений» из Фондов государственного архива за 1919-1924 годы дали  возможность узнать, фамилии учителей, или школьных работников, как их тогда называли. А также приоткрыть завесу: кто же они были  — происхождение, возраст, образование.

Косторнянская школа в этот период является школой Первой ступени, обучаются дети от первого до четвертого класса в двух классных комнатах, в каждом по два отделения, класса. Но если  в 1919 и 1920 –х годах к 1 сентября  в школе было  по пять — шесть учителей, то в 1922, 1923  и в 1924  году их число уменьшается до двух-трех. Учителя, годами не получающие зарплату, уходили из школ.  Так в данных из «Индивидуальной карты школы» за 1922 год названы фамилии трех учительниц:  Пузанова Августа Ивановна,  Сенченко (Гридина)  Вера Петровна, Гусенко Татьяна Ивановна. В 1923 и в 1924 годах  в школе работали только две учительницы – Псарева Надежда Аркадьевна и Сенченко (Гридина) Вера Петровна. Какими они были?  Конечно же, их любили дети, бежали навстречу и несли книги.  Учительницы были очень молодыми. Надежде Аркадьевне в 1923 году было 20 лет, а начала она учительствовать с 1918 года, с 15 лет, когда сама была еще ребенком. Сенченко Вере Петровне было 26 лет, а учительский стаж ее уже насчитывал 9 лет. Вдова. Учительницы из крестьян, беспартийные, привычные к трудностям.  Вот они два года и тянули непосильную лямку за четырех.  У Надежды Аркадьевны было 94 ученика, у Веры Петровны – 60 учеников, 42 ребенка оставались за пределами школы, в школу просто не вышли. Дальше так продолжаться не могло, и государство укомплектовало школу учительскими кадрами.

Пузанова Августа Ивановна учительствовала с 1915 года, в Косторнянской школе работала с 1917 по 1922 год. Она работала вместе с Корольчуком Онуфрием Александровичем, он учительствовал с 1908 года, работал  в  школе с 1917 по 1920 год включительно. С 1920 по 1922 год в школе работала Тарасова  (Гусенко) Татьяна Васильевна,  учительствовала с 1914 года. С  1920 года начала работать  в нашей школе Сенченко (Гридина) Вера Петровна, ее фамилия встречается и  в сведениях за 1924 год; учительский стаж с 1914 года. С 1921 года приходит в школу Псарева Надежда Аркадьевна, та самая, которую помнили Машкина Клавдия Васильевна и Струкова Мария Ильинична. Надежда Аркадьевна работала в Косторнянской школе и  во второй половине двадцатых, когда уже школа стала семилеткой.

Следующие пятьдесят лет с  небольшим — это жизнь школы с 1925/26  года по 1975 год. В этой школе учились многие из ныне живущих косторнянцев.  Эта школа была мостиком, перекинутым из века ушедшего в советскую эпоху. Построили новую школу косторнянские купцы на паях. Здание земской больницы также передали школе. Сразу стало учиться больше детей — Косторная всегда была густонаселённой деревней. Во второй половине двадцатых годов XX в. административный центр деревни сместился, перешёл из 2-й   Косторной за мост, на Шлях, — сельсовет, клуб, фельдшерский пункт, школа. Не исключено, что именно в это время, а не в начале 30-х школа приобретает статус семилетней. Как было уже сказано, во  второй половине 20-х годов школьное образование по­степенно стало выходить из глубокого кризиса. По мере обще­го улучшения экономического положения страны росли госу­дарственные ассигнования на народное образование.  За тот же период количество семи­летних школ увеличилось в 5,3 раз.

Купцы, которые жертвовали деньги на строительство школы, вряд ли благополучно закончили свои дни. Но здание школы осталось, оно согрело и выучило не одно поколение косторнянцев. У его жарких печек сушились фуфайки и насквозь мокрая обувь — бурки масловских и хитровских ребятишек, что по грунтовке за пять — шесть километров месили грязь, добывая знания. Знания добывались не просто. И семилетнее образование ценилось. Как вспоминал ветеран войны, Хоросоженко Василий Иванович, 1923 г. р. (ныне покойный), его с семилетним образованием взяли в школу артиллерийской инструментальной разведки, которую он с успехом и закончил.

Школе в это время очень нужны учителя, своих в деревне ещё нет.  Во второй половине двадцатых годов Суджанским РОНО директором Косторнянской школы был назначен Репринцев Александр Михайлович, учитель математики, его жена Евгения Петровна вела начальные классы. В это же время по направлению Суджанского  РОНО в школу приезжают  учителя-предметники  —  супруги Постниковы, супруги Мосоловы, Давыдов Иван Игнатьевич. Из Любимовской школы 2 ступени перешел в школу Вознесенский Василий Матвеевич, имеющий к 1926 году десять лет учительского стажа. Он преподавал русский язык и немецкий, был завучем. Происходил он из священников, получил образование в духовной семинарии. Вместе с ним в Любимовке работала учительницей его сестра, Вознесенская Нина Матвеевна. Жена Вознесенского, Варвара Алексеевна, учительница начальных классов, вела в школе кружок пения. Вознесенские уехали из Косторной в 1943 году,  после снятия немецкой оккупации.

Из истории Косторная Большесолдатского района
Косторнянская семилетняя школа, 1937 год

Первым директором, которого запомнили люди, был учитель математики Репринцев Александр Михайлович, 1890 года рождения. Он был строгий, дети слушались, побаивались. Его жена, Репринцева Евгения Петровна, вела начальные классы. Она была родом из семьи священников.  

Вновь прибывшим семьям учителей были предоставлены квартиры.  Семья Репринцевых жила в здании бывшей земской больницы. Дом был поделён на две части, имел два выхода, там жили две учительских семьи. В 1939 году семья Репринцевых вынуждена была переехать  из Косторной в Пены. Сын Репринцевых впоследствии стал учителем истории,  работал в Судже.

Директором Косторнянской семилетней школы Иванинским РОНО после Репринцева был назначен Мосолов Кирилл Григорьевич. Он был молодой, высокий, его жена, Мосолова Евдокия Павловна, вела начальные классы. В 1941 году Мосолов Кирилл Григорьевич ушел на фронт, погиб. Постниковы — Виталий Васильевич, учитель истории и географии, его жена Антонина Порфирьевна вела начальные классы. В 1941 году Постников Виталий Васильевич ушел на фронт, погиб. Давыдов Иван Игнатьевич вел ботанику и зоологию, немецкий. Не был женат. В 1941 году ушел на фронт, погиб.

Конюхова Дарья Васильевна родилась в Любимовке, была учителем истории и географии. Её муж, Конюхов Виктор, скорее всего, не был учителем, хотя некоторые из старожилов д. Косторной называют его в числе учителей. Семья жила на школьной квартире (где сейчас дом Гавриковых) вместе с Тахтамировой Анной Антоновной. В 1941 году муж Конюховой ушел на фронт, погиб. Дарья Васильевна работала в Косторной  до 1965 года.

Тахтамирова Анна Антоновна начинала свою учительскую работу в 1923 году  в Никольской школе 1 ступени, к этому времени ее учительский стаж исчислялся семью годами.  Потом продолжила работать в Косторной, вела начальные классы, работала  до середины 60-х гг. Память об этих замечательных учителях сохранили их ученики. О них с благодарностью писала в своем письме  выпускница Косторнянской школы 1937 года Ложкарева Лидия Трофимовна.[см. прилож.

Началась Великая Отечественная война 1941 – 1945гг. Во время оккупации д. Косторной, с ноября 1941 года по февраль 1943 года, школа  какое-то время работала. Свидетельствует об этом Косторной Николай Андреевич, 1931 г.р. По его утверждению, летом 1942 года ходили женщины, записывали детей, которые будут ходить в школу. И с сентября, по разрешению немцев, школа начала работать.  Работали в ней учителя Вознесенские, Василий Матвеевич и Варвара Алексеевна. Вознесенского Василия Матвеевича, учителя русского и немецкого языка,  немцы  хотели назначить старостой, он отказался.  Но как переводчика его могли привлекать, и это потом послужило причиной отъезда Вознесенских из Косторной.  В здании земской больницы  размещался старостат, а в школе зимой 1942/43 года – немецкий, а потом русский госпиталь.

После освобождения деревни в феврале 1943 года школу начали готовить к новому учебному году. После боев, отступления немцев школа имела неприглядный вид: имущество было уничтожено, печи развалены, окна и двери разбиты.

Самым трудным был новый 1943/44 учебный год. Не было парт. Учащиеся сидели за столами на деревянных скамьях, наспех сколоченных из досок, тетрадей и других письменных принадлежностей почти не было. На класс, где было 20 с лишним человек,  приходилось 3-4 учебника. Чернила изготовляли из обыкновенной сажи, которая  тут же замерзала.  В классах царил лютый холод.  Первым  директором   школы   после   освобождения  деревни   была  назначена Кравченко Валентина Ивановна. Сохранилась фотография этого периода. Похожие на маленьких старичков дети в немыслимой одежде и обуви — опорки, бурки, а хитровские и в лаптях – с учительницей Кравченко Валентиной Ивановной.

Перед  окончанием  Великой Отечественной войны директором школы Иванинским РОНО с 1945 года был назначен Алымов Георгий Петрович, 1906 года рождения, уроженец Тимского р-на. Еще не была закончена война, еще не было победного мая, когда Георгий Петрович  приехал в д. Косторную с двумя детьми и женой Александрой Николаевной, учителем биологии и химии. В Косторной в семье Алымовых родилось ещё двое детей. Георгий Петрович  был комиссован из-за контузии. Он приехал в нашу многонаселенную деревню, в семилетнюю школу,  где требовался человек, умеющий быть руководителем.  На войне Георгий Петрович  был офицером,  в школу приехал как директор и учитель математики. Так деревня Косторная вошла в его жизнь, стала родной ему и его детям. Георгий Петрович работал в Косторнянской школе до 1976 года. Косторной Виктор Григорьевич, хорошо знавший Георгия Петровича, работавший с ним, вспоминает о Георгии Петровиче как о трудолюбивом, честном и отзывчивом человеке.  В 1978 году Георгий Петрович  умер. Все, живущие в д. Косторной, с благодарностью вспоминают его.

В Косторнянской школе после его освобождения из оккупации в 1944 году работала Долженкова Александра Павловна, старшая сестра Долженкова Николая Павловича. Она окончила до войны педучилище и уже какое – то время учительствовала  в селе  Костельцево Иванинского района. После войны Александра Павловна начала  работать в Косторнянской  школе и получила жилье от школы. В этой комнате раньше жила семья погибшего на фронте Виталия Васильевича Постникова, учителя истории и географии. Рассказывает об этом трудном послевоенном времени Леля Павловна, 1931 г.р., сестра Николая Павловича и Александры Павловны. Она помнит только холод и постоянный голод. После того как были сожжены дома косторнянцев на Толмачевке и 2-й Косторной, семья зиму 1943  ютилась в землянке и погорелых хатах. Поэтому получение квартиры  при школе для семьи было счастьем.  Счастьем было и то, что в комнате был склад, хранилось зерно колхозное.  Часть зерна осталась, и это спасло семью в голод 44/45 гг. «Народ голодный был, выживал, с Косторной уезжали. Люди  ели все подряд: траву, листья, крапиву, дети и взрослые пухли с голоду». Послевоенные годы — тяжелые годы. Учителя переживали трудности вместе со всей страной. Леля Павловна вспоминает,  что ее сестра-учительница имела всего лишь одну перемену одежды. Но учителя получали зарплату, и это спасало их. Учительские семьи имели хозяйство: корову, птицу, огород. Они могли нанять людей и заплатить им деньгами, едой.  

В 50 — 60-е годы в школе работало новое поколение учителей — Тахтамирова Екатерина Павловна, Чурилина Мария Никитична, Цуканова Полина Дмитриевна, завуч; Косторная Мария Ивановна и Косторной Виктор Сергеевич, Пряхина Мария Ефимовна, Долженко Николай Павлович,   Апрыщенко Петр Гаврилович и Галина Семеновна, Косторные Виктор Григорьевич и Людмила Федоровна, Сергеева Зинаида Михайловна. Педагогический стаж каждого из этих педагогов составляет свыше тридцати лет. Силами школьников и учителей в  50–ые годы был посажен фруктовый сад. Школа была известна в районе талантливыми педагогами, достижениями учеников. Апрыщенко Галина Семеновна и Косторная Людмила Федоровна  в середине 80-ых за многолетний и добросовестный труд получили почетное звание  «Заслуженный учитель школы РСФСР».

С 1971 года по 1975 год директором школы был Косторной Виктор Григорьевич. С 1975 года он уходит из школы на партийную работу. Директором школы с 1975 года по 2000 год работала Косторная Людмила Фёдоровна. Это был интересный, инициативный человек и руководитель. Школа не стояла в стороне от дел колхозников: дети и учителя выезжали на поля с концертами, организовывали встречи с ветеранами войны. Историк, энтузиаст своего дела, Людмила Федоровна организовывала в 80-ые годы  экскурсионные поездки детей  по местам боевой славы – Киев, Одессу, Краснодон, Харьков, Петрищево, Бородино. Каждая из поездок воспитывала детей и осталась в их душах. В 1985 году по инициативе директора школы Косторной Л.Ф. в школе был создан музей боевой и трудовой славы деревни Косторной.

С конца 70-х годов — начала 80-х годов XX в. происходит обновление педагогического коллектива школы. Приходят молодые педагоги — Алтухова Любовь Владимировна, Кучер Екатерина Павловна, Перегудова Елена Николаевна, Гридина Татьяна Петровна, Машкина Галина Дмитриевна, Котов Виктор Иванович.

С 2000 года по 2007 год директором школы была Машкина Галина Дмитриевна, требовательный к себе и к людям руководитель. Обновилась материально-техническая база школы, в школу пришли компьютеры.  С 2000 года в школу приходят учителя — Кострова Любовь Анатольевна, Голубева Олеся Александровна, Родионова Лариса Алексеевна, Михеева Ольга Сергеевна, в 2007-2009  завуч школы; Соколова Наталья Сергеевна, Андрианова Светлана Николаевна. С 2009 года школу возглавляет Анопченко  Ирина Николаевна, завуч школы – Сергеева Светлана Николаевна. В школу пришли учителя: Родионова Ольга Викторовна, учитель искусства и черчения; Жижина Жанна Николаевна, учитель истории и географии; Долженкова Оксана Юрьевна, учитель математики и физики.   

Косторная славилась своим ковровым цехом. Учебная ковровая мастерская была открыта еще в 1900 году. В 1902 году на кустарно — промышленной выставке в Санкт — Петербурге работы учениц мастерской были удостоены большой серебряной медали. Вслед за этим последовали многочисленные заказы на ковры. Наши ковры побывали на выставках в Праге, Брюсселе, США, Японии, Франции, где заслужили самые высокие оценки. Названия известнейших ковров — «Колокольчик», «Рябина», «Трехфонный», «Ромбик», «Краповые листья», «Незабудки», «Георгины» и другие. В войну станки разобрали по домам, а здание ковровой было сожжено. После войны ткали сначала по домам, а потом строили здание силами самих ковровщиц. В начале 60 — х был построен второй цех, власти столицы вновь обратили внимание на наше производство, стали хорошо финансировать. Устроиться в ковровую было не просто и престижно. Рядом открылись швейная мастерская и комбинат бытового обслуживания. Молодежь всех окрестных деревень шла устраиваться. В этих предприятиях численность работниц доходила до полутора сотен. В 80 — е годы спрос на ковры ручной работы падает: появились машинные ковры, более дешевые и простые в уходе. Ковровщиц остается около 40 человек, по двое на станке. Стали ткать так же толстые ( в 3 — 4 нити) ковры с геометрическим рмсунком для пола, и т.н. «тройки» — покрывала на два кресла и диван. Лучшие ковровщицы поощрялись премиями, поездками на экскурсии, путевками в санатории, удостаивались звания «Ударник коммунистического труда», заносились на Доску Почета в г. Судже. В начале 90 — х, во время перестройки, ковровая была закрыта, здание разобрано.                         

До 1961 года было две библиотеки,  Хитровская массовая библиотека – находилась в д. Хитровка, в ней поочерёдно работали Богатырёва Т. Я. , Савенкова Т. Я., Каширина Е. И. и изба – читальня при Косторнянском клубе, находилась она то в здании бывшего ФАПа, то в доме, где сегодня живёт Федосеенко Н. Д. Штатного работника в библиотеке не было, книги выдавал завклуб. В марте 1961 года эти две библиотеки объединяются в Косторнянскую сельскую. Из Хитровской библиотеки передаётся книжный фонд в 3927 экземпляров книг. В Косторнянской библиотеке на момент объединения было всего около 500 экз. Библиотеку принимает Косторная Людмила Фёдоровна. В сентябре 1961 года фонд составлял 4466 экз. В начале 70-х годов строят здание клуба «Спутник», куда переводят и библиотеку.

В середине 70-х происходит централизация библиотек, объединение их в общесоюзную систему с подчинением Министерству культуры; с единым комплектованием и обработкой, а так же планированием и отчётностью. Так Косторнянская библиотека становится сельским филиалом №7 Большесолдатской ЦБС (центральной библиотечной системы). В августе 1973 года библиотеку с фондом уже 6842 экз. принимает Долженкова Валентина Владимировна, очень энергичный и профессиональный работник. Многие вспоминают о ней с теплом. В архиве библиотеки сохранились высокие грамоты, полученные библиотекой в этот период. В ноябре 1980 года она уезжает и передаёт библиотеку Лаушкиной (тогда ещё Косторной) Ирине Алексеевне. Книжный фонд на тот момент – 7408 экз. 

Но в 80 –е годы библиотекам стало уделяться много внимания: усиленное комплектование, хорошее оснащение, богатая подписка на периодические издания. Это был расцвет библиотек. Имелись тогда в библиотеке телевизор, проигрыватель, пластинки и даже баян. Наравне с клубом которым  руководил  Вараев Николай Павлович. Библиотека была излюбленным местом отдыха сельчан. А так как работала допоздна, то после работы здесь собиралась и молодёжь, и любители чтения и общения в годах. Лаушкина И. А. (с учётом двух декретных отпусков, когда её подменяли Евсегнеева Валентина Алексеевна, Плотникова Марина Алексеевна, Толстошеина Елена Григорьевна) работает до августа 1990 года. Затем она с семьёй переезжает под Ленинград, где жили её отец и сестра. Она передаёт большой книжный фонд в 12107 экз. (при этом ещё более 700 экз. во время передачи было списано, т е. фонд доходил почти до 13000 экз.) Долженковой Зое Ростиславовне, ставшей потом Матарыкиной, а в 2005 году – Андриановой. Зоя Ростиславовна работает в библиотеке и по сегодняшний день (уже около 25 лет). 

Осенью 2006 года библиотека была переведена в здание Косторнянской школы, где ей был отведен крайний на 2-ом этаже класс под абонемент, часть коридора под читальный зал и отдельный выход. Так как после 1993 года новые книги стали поступать редко, а фонд ветшал, то его численность стала уменьшаться. На период проверки фонда 2001 года он составил 10421 экз., а на 2007 год – 9542 экз. На сегодняшний день книжный фонд равен 8427 экземплярам. Было списано много устаревшей литературы: книги политических деятелей и политической направленности, техническая литература и по сельскому хозяйству, произведения малоизвестных писателей союзных республик и т. п. В 2000 – х годах много книг современных: детективов, боевиков, любовных романов было подарено библиотеке читателями: Чебуниным Александром Анатольевичем, Ефременко Анатолием Николаевичем, Долженковой Галиной Николаевной, Тихоновой Мариной Николаевной, Некипеловым Александром Викторовичем и другими. В связи с обращением в общественную приёмную на библиотеку был прислан комплект больше 200 экз. энциклопедическо – справочной литературы.

Бережно хранятся ценные старые книги. Поэтому фонд в библиотеке сравнительно неплохой, несмотря на все кризисы и перестройки. В библиотеке по – прежнему многолюдно, хотя количество читателей значительно и сократилось. Это связано с многими факторами: с демографической ситуацией, уходом из жизни особо страстных любителей чтения, с устареванием фонда, и с вытеснением книги из жизни молодёжи компьютерами. Однако библиотека постоянно находится в поиске новых форм массовой работы, тесно сотрудничает со школой и другими организациями разных уровней, отмечена многими грамотами, последняя из которых – от комитета по культуре Курской области

Материал взят из источников:Косторнянские группа в одноклассниках. Собран краеведами Косторными Людмилой Фёдоровной и Виктором Сергеевичем, Кучер Екатериной Павловной, Андриановой Зоей Ростиславовной и другими, авторами обобщённой истории деревни Косторной 

Поделиться ссылкой:

Рейтинг
[Всего голосов: 1 Средний: 5]

Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля
Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.